Огромный неизвестный мир

Огромный неизвестный мир

Статьи о примечательных событиях, приключениях, встречах, мероприятиях

№4

"Автостоп - это когда выходишь на трассу и мерзнешь там"



Автостоп


"Автостоп – это когда выходишь на трассу и мерзнешь там ", - сказала моя соседка по комнате и лукаво посмотрела на меня. Я решилась, и однажды мы рванули стопом в Питер. Выехали утром, доехали до вокзала и … решили потратить последние деньги на электричку. Побывали в культурной столице, повидались с друзьями, а обратно все же пришлось двигаться стопом. Как назло, налетел северный ветер и, несмотря на апрель, началась какая-то соленая метель. Мы тут же примерзли к дороге и забыли, что нужно приложить много усилий, чтобы остановить желающих нас подвезти. Раньше я думала, что девушкам это не так уж и сложно, что симпатичность обеспечит по меньшей мере комфорт в дороге, но из-за метели наших лиц не было видно, и шанс подействовать внешностью был небольшой.

Удача улыбнулась нам минут через тридцать. Все это время мы орали, пытаясь достучаться до обледеневших сердец автомобилистов, а еще прыгали, чтобы они могли увидеть замерзших девчонок. В конце концов это случилось. Сердобольный дальнобойщик, посмотрев добрыми глазами, посадил нас рядом с собой, напоил горячим кофе, благодаря которому мы все-таки начали нормально разговаривать, и поставил условие: должны всю дорогу рассказывать истории. Многие дальнобойщики берут "седоков", чтобы не скучно было ехать. Любят они и сами поболтать. После наших общаговких баек о несчастных любовях наш благодетель рассказал о своем детстве, юности и жене, потом стал задавать вопросы. Мы были так рады тому, что наконец-то удалось согреться, а также близкой перспективе оказаться дома, в Москве, у друзей, которым так хотелось все рассказать, что сначала безропотно и даже благодарно слушали, но часа через два наш энтузиазм иссяк, и я и подруга стали снова смущенно и сбивчиво "травить" истории, только бы заставить его замолчать. При этом мы страшно боялись, что он высадит нас за такое откровенное притворство.

Водитель как-то понял наши страхи, пообещал не высаживать и замолчал сам. Тем более, ему захотелось послушать свое любимое радио "Русский шансон". Тут нам стало плохо. "Лесоповал", Любовь Успенская, Михаил Круг – во все горло хрипели песни определенного жанра, периодически прерываясь звонками извне. Кто-то заказывал их по второму разу, передавал приветы, однажды привет получил даже наш дальнобойщик, и он рад был этому несказанно. За десять часов нас так достали эти пронзительные звуки, что уже хотелось на воздух, вон из душного салона, где гнездились густые запахи кожи, пота и прокисшего молока. Уже спокойно думалось и о метели и о холоде, только бы не слышать русско-шансоновских произведений. Доехав до ближайшего ДПС, мы, еле двигая затекшими ногами, вылезли, получив на прощание действительно хороший совет проситься в машины тогда, когда их останавливает дорожник. Наш водитель был разумным и, видимо, опытным человеком, но он не предупредил о том, что у нас могут оказаться конкуренты. Возле дороги рядом с инспекторами стояли два парня в военной форме и тоже стопились. Мы подошли поболтать, но особого желания общаться с их стороны не увидели.

Оказалось, по закону трассы, ловить транспорт должны не больше двух человек, иначе просто не возьмут. Никому не хочется брать в машину кучу народа. Я и подруга, привыкшие к повышенному вниманию парней, оскорбились, но отойти от недоброжелательных коллег все же пришлось. Следующий наш водитель – частник. Такие не всегда видят молодежь на дорогах и очень удивляются, когда ее встречают. Мы, в дутых куртках, в мятых джинсах и шапочках до глаз, выглядели пятнадцатилетними брошенными девчонками, неожиданно оставшимися без родителей. Он поспешно сунул нам по бутерброду, которые оказались очень кстати, потому что голод становился почти невыносимым, и, волнуясь, начал спрашивать, куда и зачем мы едем. Когда мы сказали, что возвращаемся в Москву, он страшно удивился и прочел лекцию по поводу ослушания родителей и того, что не следует бестолково искать приключений на свою … голову, это может быть чревато. Мы настолько устали, что не приняли его слов всерьез, однако наличие опасностей учли на будущее. С этим говоруном мы ехали четыре часа, он утомил нас неимоверно, - просто удивительно, как много человек может сыпать словами, причем не совсем умными.

Когда нас в очередной раз высадили в маленьком подмосковном городке, мы просто падали с ног от усталости и желания спать. Опухшие и вялые от прерывистого сна, мы буквально вползли в первую попавшуюся забегаловку. Купив по пирожку и по чашке плохого растворимого кофе в пластмассовых стаканчиках, сели на оплеванные лавочки и вдруг увидели тех самых парней-стопщиков, которые так невежливо обошлись с нами у поста ДПС. Конечно, мы, гордые и неприступные, постарались сделать вид, что не замечаем их, но они подошли к нам и оказались такими общительными, что заставили забыть о неприятном. Вчетвером мы долго болтали в кафешке, пока она не стала закрываться. Вышли опять на улицу, окунувшись с головой в холод, и тут ( угораздило же меня! ) я предложила устроить на трассе соревнование и выяснить, чья борьба за машины окажется плодотворней. Наши спутники согласились. Началась сумасшедшая гонка. До Москвы оставалось ехать часа два, и за это время я и подруга сменили семь машин, а наши соперники штук десять. Часто мы ловили очередного частника в двадцати метрах друг от друга. В итоге, нам, как девушкам, которых все-таки берут охотнее, повезло больше, и мы добрались быстрее. Таким образом, автостоп — совсем не страшное и не такое уж опасное занятие. Для любознательных студентов, не имеющих денег на билеты даже в общих вагонах - это самый лучший способ передвижения. Много видишь, много общаешься, много эмоций — разве это плохо?

Яхан Изъян

АвтостопАвтостоп


Driving Idea

Перейти к списку номеров           Перейти на главную




Политика конфиденциальности (уведомление пользователей о файлах cookie)