Огромный неизвестный мир

Огромный неизвестный мир

Статьи о примечательных событиях, приключениях, встречах, мероприятиях

№5

Целомудрие по-корейски, или как я искал приключений в центре Муна



Ошибка


Каждый, кто проходил по Тверской, встречал на своём нелёгком пути прогулочного удовольствия живеньких парней и ребят, которые с благостными улыбками подходили и говорили заученные формулы общения. Учусь я рядом с Тверской, и поэтому нередко гуляю по этой улице с бутылкой пива и хорошим настроением. Ничто не мешает мне наслаждаться солнышком, многолюдьем и цивилизованным столичным житьём-бытьём. И вот в который раз милая девушка подходит ко мне. «Здравствуйте, можно к вам обратиться?» – спрашивает она, забыв о том, что вчера и позавчера подходила ко мне и пыталась найти ко мне подход. Я тогда принимал её за лохотронщицу-аскальщицу и отмахивался от общения, которое могло оказаться весьма неприятным. Но теперь я остановился, разморённый солнцем и пивом, отметив в хмельном мозгу – а она ничего… И тут она задаёт мне один щекотливый вопрос: «Как вы относитесь к сексу до брака?» Я расплываюсь в улыбке и киваю всеми частями тела: «Ну конечно положительно, да, да». Становлюсь похожим на того грузина, которому на ногу наступила француженка и извинилась – «Мерси», а он воскликнул – «Канэшно хачу». Но происходит неожиданное – девушка говорит «извините» (по-русски, конечно) и уходит в людскую толчею. Какая-то загадка была во всём этом.

"Так дело оставлять нельзя", – сказал я и решил действовать по-иному. С утра в субботу я выпил для храбрости пива, сел в переходе, что на Охотном ряду, и стал ждать добычу. Ждать пришлось недолго. Девушка, не такая симпатичная, как вчерашняя, со множеством угрей на щеках, выскочила из толпы. Но действовала она так же, как и все остальные. На ожидаемый вопрос я немедленно ответил, что категорически против секса до брака. «Не хотите ли послушать лекцию о здоровой семье?» Я согласился, и она повела меня дворами чёрт знает куда. Всю короткую дорогу я загружался мыслями о маньяках-убийцах, которые выбирают людей с особенностями – ну приспичило кому-то вылавливать девственников и девственниц. Меня привели в офис, который оказался в самом центре, где в благодушной атмосфере я всё-таки успокоился. Офис был с евроремонтом, мягким освещением и множеством зальчиков. Сначала мне показали фотографии из жизни какого-то непонятного молодёжного общества, походившие на стенгазету тимуровцев – работы в детских садах, субботники в парках и т. д. Этим дело не ограничилось, стали рассказывать о каком-то корейце, который занимается благотворительной деятельностью, открывает международные центры и хочет объединить все религии, выпускает учебные курсы по естествознанию и прочую дребедень. Я внимательно слушал, но пиво начинало медленно подбираться к моему мозжечку. Меня позвали в зал, где остальные такие же бедолаги, как и я, стояли кругом и пели какие-то непонятные песни вроде «33 коровы» и «Солнышко моё». Меня запустили в круг, дали песенник и ненавязчиво предложили петь. Петь я не хотел – меня уже начинало шатать из стороны в сторону. После песни «Город золотой» я вдруг во всеуслышание обнаружил своё увлечение творчеством Бориса Гребенщикова. «А «Старика Козлодоева» знаете?» – громко спросил я у гитаристов. Не знали… А я бы спел.

После песенок всю группу избранных повели в лекционный зал, где девушка, по виду, очень примерная и жутко закомплексованная, рассказывала о необходимости создания прочной семьи, целомудрии и воспитании. После этого предстояло сходить на вторую лекцию. Я еле сдерживал себя, чтобы не заснуть в хорошей и милой обстановке. Так старался не заснуть, что лектор постоянно смотрел на меня, словно мне было жутко интересно. Говорил, по-моему, то же самое, но с применением техники – светоскопа. Лектору было лет двадцать пять, и напоминал он кондового армейского прапора, который проводил воспитательную работу. Правда, прапор этот оказался обученным на западный манер протестантских пасторов, которые размахивают руками, смешно вытягивают губы в трубочку и счастливо улыбаются, когда читают свои проповеди. После второй лекции прапор предложил попить чаю и обсудить проблему непорочной семьи. Разговор не шёл – вокруг меня сидели забитые парни и зашуганные девушки, которые, видимо, вполне искренно ответили на вопрос вербовщиков. Всё здесь было как-то нечисто – это я понимал даже в хмельном состоянии. И прапор, и лекторша были напористы, глаза их хитро бегали из стороны в сторону. А тут я ещё вспомнил, что кто-то мне рассказывал о секте Муна и его непонятной деятельности. «А вы же к Муну относитесь?» – спросил я у прапора в лоб, восхитившись своей памятью даже в большой пьяни. Прапор насторожился, но быстро ответил, что их учитель - преподобный Мун. И тут меня понесло – я спросил о том, почему этот Мун учит целомудрию, а сына не отучил от наркотиков и алкоголя, зачем создавать новую религию, зачем призывать своих приверженцев к работам на корейских заводах и плантациях, зачем… Прапор прищурился и сжал кулаки, но остыл быстро. Спокойно стал отнекиваться и технично увиливать. Как я вышел из этого офиса, я не знаю, но вроде бы никто меня пинком не выгонял – ни одного синяка на утро…

Андрей КРЕКОВ

Перейти к списку номеров           Перейти на главную



Секта



Молящийся


Гулять по Москве можно бесконечно. Я часто пользуюсь хорошими солнечными деньками, чтобы полюбоваться городом. Он похож на огромный термитник, где каждый занят своим делом. Жители Москвы отличаются непрерывной активностью. Ходишь по улицам и чувствуешь себя песчинкой на пляже. Самое интересное — наблюдать за молодежью. Именно ее представители являются носителями прогресса в культуре, спорте, моде. Ради того, чтобы быть самыми "продвинутыми", они готовы многое сделать. И делают. Московские тусовки очень колоритны, их жизнь насыщена событиями, она подвижна и изменчива, как ветер. Моя лучшая подруга принадлежит к одному из подобных сообществ. Она так много рассказывала мне о своих "братьях" и "сестрах", что в конце концов я решила попробовать приобщиться к молодежному движению. Попросив подругу сводить меня на очередное собрание, я получила горячий отзыв. Это была современная секта с типичнейшим названием типа "Дети Христа". Тусовалась там "иксовая" молодежь (вместе с богом они проповедовали искусство и спорт). Честно говоря, идти туда было немного страшно, ведь о сектах часто говорят плохо. В последний момент я уже хотела отказаться, но, посмотрев на радостное в предвкушении лицо подружки, все же решила пойти. По дороге мне было сделано предупреждение: скромность и такт во всем, чтобы ни случилось. На мой вопрос, что же все-таки меня там ожидает, она сказала, что жизнь "детей" строится по заповедям Библии, а сами они пытаются заблудших направить на путь истинный, а новичков — приучить к праведной жизни. Дальше шла торжественная тирада в честь умных и просвещенных "единомыслящих".

На этом месте меня начал разбирать смех. Наконец, мы достигли цели и вошли в небольшое белое здание, возле которого стояли блестящие дорогие машины. Наверное, современные проповедники должны быть "прикинуты" соответственно, чтобы лучше воздействовать на своих последователей. С этих машин и начались неожиданности. Только мы переступили порог холла, как на нас накинулись со всех сторон и через несколько минут я застыла, буквально облизанная с ног до головы. Человек двадцать посчитали своим долгом поцеловать меня хотя бы по одному разу каждый. Дальше все развивалось очень динамично. Ко мне подступили с дотошными вопросами самого разного характера: от интереса, кто мои родители, до того, сколько я ем по утрам. Такого внимания к своей персоне я никак не ожидала. Оглушенная, сначала я пыталась добросовестно и скромно ответить, но потом поняла, что это бесполезно, и стала молчать, тоже скромно и добросовестно. Моя подруга в это время перецеловалась со всеми, но явно с гораздо большим удовольствием (вообще, энтузиазм, с которым эти люди общались и прыгали друг на друга, оказался бы более плодотворен, наверняка, применимо к полезной и осмысленной деятельности). Постепенно все перетекли в огромный зал без стульев, где зажгли принесенные с собой свечи, и, как по команде, затихли. На сцену вышел… Кристиан Рэй. Я была в шоке. На его лице было разлито полуудивленное блаженство ребенка, родившегося пару часов назад. Темно-серые глаза блестели на смуглом лице, обрамленном черными волосами. Красавец, таким многое прощается, и я готова была простить, вспомнив еще, что у него чудесный голос. Но как только он начал читать в собственной слегка слэнговой манере куски из Ветхого завета, мне стало не по себе.

Вся первая часть программы состояла из кристианорэевских высказываний. Во второй части на сцену вышли молодые парень и девушка и со слезами на глазах рассказали, что раньше они ругались и ссорились, вели распутную жизнь, а теперь даже не целуются, чувства их чисты, как глаза ребенка, о сексе они совсем забыли и начали вместо этого каждый день читать молитвы, благодаря спасителя за то, что он дал им жизнь. Скажем прямо, праведниками они не выглядели. Во время этих излияний я посмотрела вокруг: на лицах слушателей было написано полное согласие с говорящими и благодарность за их слова. Все это было похоже на средневековую мессу по описанию Шарля де Костера. Самое поразительное было то, что все присутствующие воспринимали происходящее абсолютно всерьез, - более того, они жаждали продолжения. А дальше, в третьей части, выступать вышли группы "Метро" и "Икс-миссия". Ребята, которых обычно видишь на голубом экране заводными, здесь показались серыми тенями, пришедшими с того света, чтобы рассказать об ужасах ада. Видимо, это было модно — верить в бога и кричать об этом на каждом углу. Обе группы были настроены достаточно пессимистично и нагнали страшную тоску. Насмотревшись знаменитостей, я убежала оттуда, не найдя подруги. Впечатление, оставшееся после посещения модной молодежной тусовки, осталось негативное. Больше туда не пойду.

Яхан Изъян


Driving Idea

Перейти к списку номеров           Перейти на главную




Политика конфиденциальности (уведомление пользователей о файлах cookie)